Музыка Алтая

Открытие

Ust Shumer

Когда попадаешь на Алтай, тебя охватывает бесконечное многообразие красок, звуков и запахов. Снежные вершины устремлены в лазурное небо; кругом разноцветные осыпи и скалы, яркие узоры лишайников на камнях; под ногами — ковер из цветов и трав. Звуки реки и дальних водопадов сливаются с шумом ветра и запахом разнотравья.

И в сердце возникает тихая мелодия, которая сливается со всеми запахами, красками, звуками. Ты будто просыпаешься после долгого серого сна…

 

Впервые на Алтай я попал в мае 1986 года. Мои друзья, зная, что я с детства рисую горы, предложили мне поехать с ними на Алтай собирать папоротник и заодно посмотреть на настоящие горы, которых я до этого видел только по телевизору и на фотографиях.

Реальность, превзошла все мои самые смелые ожидания. И это несмотря на то, что это были лесистые сопки с отдельными скальными образованиями, с вершин которых, не видно было высоких гор, даже на горизонте. Собственно сам сбор папоротника меня не очень вдохновил, собрав его, ровно столько, сколько было надо на обратный билет, я целиком сосредоточился на акварельных набросках, и небольших путешествиях вокруг лагеря. Неизвестная мне ранее природа тайги пленила меня. Я мог часами в одиночестве стоять у родника, гулять, среди моря цветов на полянах у подножья сопок, меня нисколько не смущали бесконечные майские дожди и промокшая одежда. Это было чувство возращения домой после долгого странствования, чувство впервые пережитого мира в собственной душе.

Тогда же я познакомился и с местным животным миром : как-то, взбираясь по скалам, и раздвигая руками кусты смородины, растущей среди камней, я встретился нос к носу с шипящей гадюкой, страх пришел уже потом… «Здравствуй!!!…», внезапно само и сразу возникло в моей голове, змея успокоилась и лениво поползла от меня, и я счел за благо сменить курс.  Потом я видел следы медведя у водопоя, а через неделю почти весь лагерь принимал участия в вытаскивании из меня первого клеща, которого я благополучно не замечал, по словам бывалых сборщиков, примерно две недели. У них же я узнал о свойствах лекарственных трав и научился заваривать чай из бадана.

Близкое знакомство.

Уже в Москве, я попал в гости к туристам, которые по пятницам показывали у себя дома слайд-фильмы о своих походах. Там я впервые увидел виды Алтайского высокогорья и решил отправиться туда со своими друзьями самостоятельно.

Это был уже 1988год. Нас было пять человек – два парня и три девушки. Мы уже тогда слышали, что самая красивая гора Алтая это Белуха, а самая красивая река Катунь, берущая свое начало как раз с ледников все той же Белухи. У этих же туристов мы узнали маршрут, скопировали карту-схему и отправились на Алтай вдоль Катуни к Белухе.

К реке Катунь мы подъехали уже ночью и разбили лагерь, на песчаном берегу, искупались и впервые увидели звездное небо в горах.  (Раньше из-за постоянных майских дождей и туманов я звезд почти не видел, а то, что было видно, не сильно отличалось от Подмосковья)

Оно и сейчас стоит перед моими глазами – бесчисленное количество звезд разного цвета и размера, а посередине Млечный путь. Звезды и созвездия, казались связанными тончайшими прямыми линиями. Все это вместе производило впечатление, разворачивающихся передо мною живых, зовущих пространств и вызывало чувство глубокого благоговения и детской радости.

С восходом мы двинулись по тропе вдоль реки.

Тропа обогнула скалу, и вышла к обрыву над рекой… Восходящее солнце, уже пролившее краски восхода, своим мягким светом, как бы открыло занавес над долиной; серовато-зеленая, бездонно глубокая лента реки среди еще не освещенных темных скал – таинство зарождающегося дня вызвало чувство парения и полета. Казалось, за спиной выросли крылья и можно разогнаться и взлететь, как уже не раз бывало во сне…

Через трое суток достигли деревни Тюнгур и по мосту перешли Катунь, далее мы шли вдоль реки, притока Катуни – Кучерлы. Белуху в этом году мы так и не увидели, так как пропустили нужный поворот на перевал Казуяк, ведущий на реку Аккем, находящуюся в соседней с Кучерлой долине. Возвращаться 20 километров  не хотелось, а идти высокими категорийными перевалами мы тогда боялись. Но мы впервые в жизни увидели другие снежные вершины,

Лес закончился. Дорога вышла в широкую долину, Нас окутал опьяняющий запах полыни, и впереди поля окаймленные скалами почти до самого горизонта. А в просвете скал, над руслом реки, появились белые стражи – остроконечные снежные вершины…,

И усталость куда-то исчезла, и путь показался не таким бесконечным и силы удвоились.

Кучерла

 

В пути пили очень полезную талую воду, и заваривали в нем алтайские травы. Там же мы научились проходить без отдыха с тяжелым рюкзаком много километров, то поднимаясь высоко вверх вместе с тропой, то «ныряя» вниз вместе с нею, и выработали для себя ритмы питания и отдыха.

Через две ночевки мы дошли до Кучерлинского озера,

После долгого и тяжелого подъема по каменистой тропе, по которой все время текут маленькие ручьи, открывается удивительно красивое голубовато-зеленое  большое озеро, похожее на заполненную чашу, и зовущее омыть усталые тела и испить живой воды.

Кучерлинское озеро

но начавшейся, как потом выяснится, трехдневный ливень заставил нас повернуть обратно, так как мы потеряли в дороге часть полиэтилена, а остатка не хватало для эффективной защиты двух палаток. И на следующую ночь мы все сидели под дождем в насквозь промокшей одноместное брезентовой палатке. Потом надев на себя мокрые вещи пошли дальше, но в скоре дождь закончился вышло солнце и нам удалось просохнуть и продолжить путь в относительном комфорте. С тех пор я еще долго брал с собою полиэтилена вдвое больше, чем было нужно.

А Белуху, по алтайски Усть-Шумер, я увидел только на следующий год, после тяжелого и затяжного подъема на технически простой перевал Каратюрек.

Двуглавая Белая гора, возвышающаяся надо всем,

открывается из-за поворота. Усталость от долгого подъёма

исчезает. Открывающаяся панорама, производит впечатление бесконечного храма. Редкий гость —  чувство торжественности стучится в сердце, и на мгновение время замирает. Тихая

волна благоговения и благодарности, проникает в душу…

Впереди гора Белуха – Царица алтайских гор!

Гора Белуха с перевала Каратюрек


 Освоение

Год 1989 начался с того, что мы прокатились на теплоходе «Пионер Алтая» по самому большому на Алтае Телецкому озеру, которое запомнилось низкими толи туманами, толи облаками и частой сменой погоды.

Фантастические пейзажи, где солнце врываясь в просветы между облаками, предавало окружающим берегам совершенно сказочный вид были как иллюстрации к волшебным сказкам про Тридевятое Царство.

Дальше поднялись по реке Челушман, перевалили к Усть-улагану. Откуда оказалась видна панорама всего Северо-чуйского хребта с остроконечными снежными вершинами. Вышли к реке Чуя. И доехали на автобусе до Катуни. После повторили прошлогодний маршрут, но не дойдя до Кучерлинского озера, по каньону реки Такелюшка, поднялись на перевал.

Каньон Такелюшки

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

Причем весь подъем нас поливал моросящий дождик, а на перевале нас застал снежный буран с нулевой видимостью. Опасаясь свалиться в пропасть, мы случайно залезли на соседнюю вершину, а уже с нее спустились на перевал. И там снег кончился облака развеялись и мы увидели Белуху

Гора Усть-Сумер — Белуха

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

 

Мы не стали переваливать на Аккемскую сторону, так как встречная группа рассказала нам, что там сплошные дожди, и под впечатлением от их рассказа мы вернулись на очень уютную, живописную кедровую стоянку в верховьях Такелюшки.

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

(При подъеме мы умудрились ее не заметить). Там мы нашли кем-то заботливо заготовленные и укрытые от дождя дрова и быстро разожгли костер. Во время спуска небо затянуло и опять начал накрапывать дождик, но внезапно ветер переменился, небо отчистилось и мы увидели закат, который молча провожали взглядом, пока последний луч солнца не растворился в наступающих сумерках.

Ветер полностью стих. Золотая гора, возвышалась над огненно-красными деревьями, на фоне темно-лазурного неба. Я физически ощущал, как эта сказочная красота проникает в меня. Мысли постепенно растворились, и все погрузилось в звенящую и благословляющую нас тишину. С ней сливалась песня бурлящей реки, отдаленно напоминающая поющий мужской хор.

Такелющка

Взаимодействие

На следующий год мы прошли от Аккемского до Кучерлинского озера. Он запомнился новыми видами на Белуху и купанием под дождем в безымянном озере с водой, светло-малахитового цвета, расположенном на высоте около 2,5км, при температуре воздуха около 14 градусов, а воды около 8 градусов.

Это было первое купание в так называемом «верхнем» озере. (На Алтае почти каждое большое озеро, условно «нижнее» — ниже двух километров над уровнем моря, имеет ожерелье из небольших «верхних» озер, расположенных на впадающих в «нижнее» озеро реках.)

До этого, я купался только в реках и озерах ниже 2км. И это было скорее окунание – залезаешь в воду, и пока конечности не свело, быстро выскакиваешь на берег. Здесь же я даже плавал некоторое время, и вылез я от сильного холода, но спокойно – вода не сводила мышцы, а очень нежно обволакивала все тело, заряжая его своей энергией, и после купания некоторое время было даже жарко!

Позже, исследуя этот же район, я обнаружил, что это озеро, берет свое начало от ледника Урусвати, и ледника перевала Буревестник, причем со стороны Буревестника имеется еще два озера. То что повыше, цвета темной морской волны, украшенное двумя снежниками, расположено в скальной чаше перевала Рижский, а на «этаж» ниже — на каменном плато  находится озеро, похожее на кусочек полуденного неба.

Синее озеро

Следующие два года были посвящены путешествиям по долине реки Мульты и прилегающим рекам и озерам. Мы приехали вечером к мосту через Катунь, и пошли дальше пешком, и пройдя деревню, заночевали в ближайшем лесочке, утром поели и дошли до деревни Маральник от которой и начинаются тропы к озерам.

Тропа к Нижнему озеру идет по левой стороне реки Мульта. Начинается с небольшого подъема (сейчас там турбаза), дальше долго идет почти ровно вдоль реки и спускается к притоку Михайловка, там удобная стоянка, в меню которой входило поедание малины и черной смородины на ближайшем склоне. По дороге встречаются пихты, и мы на привале собирали живицу – пихтовую смолу, богатую целебными свойствами. Мы еще несколько раз пересекли всю туже петляющую Михайловку и вышли в долину реки Крепкая, еще одного левого притока Мульты.

Перед тем как нырнуть к берегу реки Крепкая, тропа нас вывела на «смотровую площадку», с которой открывался великолепный вид на всю долину. Мы вышли из леса и усталые расположились на небольшой полянке, которая оканчивалась травянистым обрывом… взгляд, скользил по траве, нырял вниз и удивленно и восхищенно медленно поднялся вверх…и замер…

Большое пространство замыкали лесистые горы, как суровые стражи, скрывающие за собой серо-голубые скалы, на фоне бездонного неба…. и чувство обновления и восторга во всем моем существе.

С спуска к Крепкой

Так впервые открылся вид на отроги западной части Катунского хребта. Но озер видно не было, их пока еще скрывал лес.

Отдохнув на удобном привале мы спустились к берегу где, некоторым из нас (Как потом выяснилось, среди нас был опытный водник, но тогда он ничего про это не говорил) предстояла первый раз в жизни, переправа в брод, через довольно широкую, хоть и не глубокую, но очень холодную водную преграду. И переправа прошла на удивление удачно, уже примерно через пол часа мы вышли к Нижнему Мультинскому озеру.

Нижнее Мультинское озеро

Если Кучерлинское озеро напоминает чашу, то это озеро, скорее гигантское малахитовое блюдце. Противоположный берег довольно далеко, а справа видна протока, в виде мелкого но шумного водопада, между скалистой горой и полосой леса – исток озера. А над лесом… впервые за этот поход – снежные вершины.

Первый лагерь за поход в относительно тихом месте, я хочу отметить, что все ночевки у горных рек сопровождаются всегда сильным, но приятным, особенно поначалу, гулом «летящей» воды, но у озер только звуки птиц и зверей. Сначала купание, наиболее закаленных, и подготовка к ужину.

Мы простояли на этом озере весь следующий день и на утро двинулись дальше. Тропа повела нас вдоль левого берега и изобиловала камнями и лужами. Наконец мы обогнули озеро, и вышли к протоке, соединяющей Нижнее озеро со Средним, в народе она зовется «шумами», хотя рядом с нею этот звук скорее напоминает грохот водопада.

Оглянувшись, мы убедились, что вид на озеро в обратную сторону мало чем уступает, причине наших вчерашних восторгов.

Вид обратно

Дальше мы стали подниматься вдоль шумов, потом свернули направо в лес и внезапно оказались на берегу совсем иного озера. Шум стих, деревья расступились …

Слегка подернутое рябью зеркало воды, окаймленное лесистыми горами, за которыми поднимаются

серые скалы, а за ними белые горы на фоне слегка укутанного облаками лазурного неба,… и звуки ленивого прибоя, и…Тишина!

Среднее Мультинское озеро

Поставили лагерь почти на берегу озера и пробыли там несколько дней, наслаждаясь относительно теплой водой, которая успевала прогреваться на солнце из-за небольшой глубины в районе нашего берега.

Целью же этой части  похода было верхнее озеро, о котором мы слышали в Москве много восторженных отзывов.

Отдохнув, мы двинулись дальше по тропе (по левой орографической стороне долины),

Выведя нас метров на 200 за озеро тропа внезапно кончилась и дальше мы долго пробирались без тропы по лесу со скоростью близкой к нулю, так приходилось петлять, обходя многочисленные болотца и бурелом, через какое то время мы вышли к реке.

После небольшого совещания и отдыха решили переправляться. Переправа оказалась простой, а на другой стороне нас ждала «магистральная» тропа, которая благополучно, была проложена по правой стороне долины.

И уже скоро мы вышли на берег Верхнего Мультинского озера.

Это озеро, обнесенное слегка поросшими лесом высокими скалами со снежниками и ледниками,  с ледяной водой и шумящим водопадом было нам великолепной наградой, за «мучения» по дороге.

Верхнее Мультинское озеро

Планы у нас как сегда были грандиозны и невыполнимы — в Москве планировали пройти верхом аж до Кучерлы, через три перевала, но мы не нашли прохода в скалах уже к первому перевалу и полазив по скалам решили вернуться обратно и двинуться уже по знакомому ущелью Аккема из поселка Тюнгур. Таким образом, вместо одного сквозного маршрута, у нас получилось два радиальных и переезд из Мульты в Тюнгур.

Переезд запомнился ночевкой на краю Уймонской долины в каких то развалинах…Там было потрясающее звездное небо, и в отличие от описанного уже опыта на Катуни там не было деревьев. Погода была безоблачной и звездный купол предстал нашему взору без каких либо помех…

Ветер стих, последние лучи заката покинули окрестные вершины.

В темной лазури неба сначала зажглась одна звезда. Потом по мере затухания сумерек, на небе высыпали все звезды. Это было поистине «Небо в алмазах» — бесчисленные разноцветные звезды и мелкие туманности на фоне громадного Млечного пути и…нет больше слов.

На следующий 1992 год мы отправились туда же,

Среднее Мультинское озеро 1992

Долина мульты


но уже в составе значительно более многочисленной и опытной группы

И эти люди перевели нас через перевал Норильчан

Вид с подъема на перевал

Вид с подъема на перевал Нарильчан

На перевале

На перевале

— это был первый перевал категории 1Б в моей жизни, а также первый перевал с ледником и чемоданами(большими камнями)

Вид с перевала на окрестные ледники

Вид с перевала на окрестные ледники

Погода не радует

Погода не радуетСвинцовые тучи плыли над перевалом. Иногда в разрывы облаков проглядывало солнце, добавляя суровому пейзажу немного света и тепла.

После спуска группа пошла дальше своим путем. А мы втроем: я, моя жена и еще одна девушка, больше не захотели перевалов и решили пройти вдоль Катуни к Усть-Коксе по хорошей тропе, так нам тогда казалось при изучении карты.

По пути к Катуни

По пути к Катуни

Реальность оказалась очень печальной: на 80км маршрута, тропы было км 2, а остальное — просто горное бездорожье. И у нас небольшой запас пищи.

Эти два километра представляли собой короткие участки метров по 100, иногда появляющиеся среди травы и камней, разбросанные по всему маршруту.

Еще можно к этому добавить непогоду, чтобы лучше понять наше положение,- без тропы мы проходили от силы пять километров в день и часто вдоль русла Катуни

Вдоль русла КатуниНо судьба была к нам благосклонна: в то время по Катуни сплавлялись спасатели (они были на отдыхе). И стали на отдых недалеко от нашей стоянки.

Мы сушились, после неудачной переправы через речку Собачья. Моя жена благополучно переправилась, а мы с другой девушкой совершили заплыв по Катуни на рюкзаках, лежа на спине. Катуни мы не очень понравились, и она выбросила нас на берег. После долгой просушки мы решили прогуляться и их стоянка была обнаружена. После недолгих переговоров спасатели забрали нас с собой.

И на этом наши приключения закончились. Вечером  Усть-кокса гостеприимно распахнула двери гостиницы.

Запись опубликована в рубрике Книга " Музыка Алтая". Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Комментарии запрещены.